И мы воевали на Курской дуге

Номера 2018 года  :  № 100  :  Ко Дню Великой Победы21 августа 2018ПечатьОтзывы

После наших первых победоносных Московской и Сталинградской битв произошла третья, начатая летом сорок третьего года уже немцами, Курская битва, которую они называли Цитадель.

Владея громадными ресурсами всей побежденной ими Европы, немцы за зиму и весну сорок третьего изготовили многие сотни сверхмощных танков и самоходных орудий, которые назвали устрашающими именами «тигр», «пантера» и «фердинанд». Воору-жены они были пушками невиданного до того калибра 88 миллиметров, а лобовая броня у них достигала 30 сантиметров. За два километра их пушки могли первым выстрелом поджечь любой танк того времени. А наша прославленная «тридцатьчетверка» только сбоку с расстояния четыреста метров могла повредить эту стальную махину. Позже появились и у нас не менее мощные танки «Иосиф Сталин» и «Клим Ворошилов» (ИС и КВ). Но в курских боях их еще не было.

Гитлер более чем на 100 процентов был уверен, что удастся быстро разгромить наши Центральный и Воронежский фронты и направиться на север, чтобы захватить Москву. И на Красной площади отпраздновать свою общую победу над нами во Второй мировой войне.

Но наша разведка узнала планы Гитлера, и мы весной сорок третьего впервые за войну такую сверхмощную оборону глубиной на 250-300 километров соорудили, даже железную дорогу Старый Оскол – Ржава длиной 100 км построили, что немцы, продвинувшись даже в начале наступления на 35 километров, не смогли одолеть нас. Свою битву Цитадель, а по-нашему Курскую битву, они проиграли. Мы же в ходе сражений в этой битве сломали хребет немецко-фашистской армии, и немцы в войне с нами никогда больше не проявляли свою наступательную инициативу. Мы погнали их на запад и водрузили Победное Красное Знамя над Берлином.

Итак, в июле сорок третьего, когда нашей победой отгремели страшнейшие танковые сражения под Прохоровкой и Понырями, мы перешли в наступление. 5 августа освободили Орел и Белгород. В Москве впервые за войну прозвучал в нашу честь победный праздничный салют.

И мы, участники Курской битвы, измотанные страшными боями, тяжело вздохнув, обрадовались: ну все, битва завершилась! А нам Верховное Главное командование говорит: нет, будем освобождать еще и Харьков.

Вот тут и начались самые страшные, самые кровопролитные общевойсковые сражения Курской битвы за Харьков. Мы, воины 52-й стрелковой дивизии, приравняли по своей жестокости эти бои с боями за город Ржев под Москвой. Там наша дивизия за полгода боев, трижды потеряв весь боевой состав, продвинулась вперед всего только на пять километров.

Перед селом Рогань под городом Харьковом немцы отрыли одиннадцать траншей, расстояние между которыми было 200-300 метров. За два дня до 17 августа вся наша дивизия, четыре полка, в которых оставалось по полторы тысячи человек, с великим трудом, теряя под сильным огнем неприятеля сотни убитых и раненых, захватила наконец десять траншей. Многие траншеи переходили из рук в руки по нескольку раз. А 17 августа оставалось отвоевать у немцев только одну, эту последнюю, одиннадцатую траншею. И вот наконец во второй половине дня мы в последний раз захватили эту проклятую траншею. Сидим на немецких трупах, едва двигая руками, перевязываем раны. Вид у нас у всех был ужасный: каждый с головы до ног в крови, поту и грязи. Воспаленные и перекошенные дикой злобой и звериным рычанием во все горло в длительном рукопашном бою кроваво-красные лица постепенно переходят в свое обычное состояние. А топтания сапогами на лежавших на дне траншеи убитых и еще ворочавшихся раненых чуть не свели с ума слабонервных.

От двух сотен солдат батальона к концу дня осталось в живых человек двадцать. Весь израненный, но все еще живой был и командир батальона. Командиры взводов и рот за дни боев все до одного погибли или вышли из строя по ранению. Остался живым и я, артиллерист, с одним связистом, а было их со мной пятеро.

И тут наш комбат передает мне телефонную трубку с вызовом комбата, который тоже только что взял соседнюю с нами стометровую траншею. Тот, чуть не плача, просит меня, чтобы я, немедля, прибежал к нему и помог стрельбой своих орудий с закрытой позиции отбить атаку двенадцати немецких танков. Они движутся к нему из Рогани с целью затрамбовать всех его людей живьем в траншее. Немцы тоже знают приказ Сталина «Ни шагу назад!» и надеются, что его солдаты из траншеи никуда не убегут, их же за бегство свои расстреляют. У него никаких противотанковых средств нет, а его артиллерист погиб в бою.

Я выскакиваю из траншеи и во всю мочь бегу вместе со своим телефонистом к соседу. А немецкие танкисты заметили нас и через головы моих соседей окатили пулеметным огнем. Пришлось ползти и бежать перебежками. А соседи то со страхом смотрят из своей траншеи на немецкие танки, то с надеждой на мое приближение, спасу их. А я уже подал по телефону команду на батарею на открытие огня в точку, куда подъедут немецкие танки. И точно: мои снаряды, а половина из них дымовые, своими разрывами накрыли танки. Дым, пыль, огонь затмили все. Немецким танкистам ничего не видно: ни куда ехать и кого давить.

Только они вырываются из этого марева, а их накрывает вторая очередь моих снарядов. Но немцам не только ничего не видно, им и страшно, ведь среди их движущихся танков рвутся мощные полуторапудовые снаряды. Если такой снаряд попадет сверху в танк, конец ему. И немецкий командир поворачивает всю группу своих танков на сто восемьдесят градусов, кругом, восвояси.

Как меня, вот тут уж по-настоящему, от всей души, благодарят спасенные мною от ужасной смерти соседские солдатики! Тут нет деланных улыбок, каждому хочется откровенно обнять меня, расцеловать, на худой конец хотя бы дотянуться и хотя бы рукой коснуться. Да и мне очень приятно. Мне и семьдесят лет спустя ныне по ночам иногда снятся те взволнованные лица.

23 августа освободили мы от немецких оккупантов Харьков. Радостные, думали передохнуть от боев, пока пополняться будем. Ведь совсем обезлюдели мы, у орудий осталось вместо семи по одному-два человека. Но тут новый приказ: сейчас же продолжать наступление на юг, отбить у немцев украинский городок Красноград.

А за Красноградом вошли мы в Днепропетровскую область, где пополнили свои ряды местными парнями. Отдыхать нам было некогда.

Петр МИХИН, участник Курской битвы

Отзывы читателей (1)
30 августа
2018, 07:48

Тринкер Александр

e-mail: Alex-Ehre@mail.ru, город: Москва

Спасибо уважаемый Ветеран, ты защитил всех нас, долгих лет тебе жизни ! Мой отец очень редко рассказывал про войну, помню, однажды отец сказал : "ни одной рукопашной схватки я не помню, и капитаном комроты в Венгрии защищая наш штаб дивизии от прорвавших фрицев, только после боя все очнулись, перевязали раны...", потом я нашёл : 104 стрелковую дивизию РККА давила гусеницами 6 танковая армия СС генерала Зеппа Дитриха, тот самый "лейб-штандарт Адольф Гитлер" знамя которого первым бросили в 1945 на Параде Победы к Мавзолею на Красной Площади ! А у озера Балатон наши отбили атаку фашистов : 600 тяжёлых танков и 900 БТР которых вообще не было в РККА ! Слава РККА !

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Спецпроект



Спецпроект

Социальные сети


Instagram

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2019, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 1 588
Вчера: 4 373
Всего: 10 414 526