В огне отстоявшие нашу землю

Номера 2018 года  :  № 101  :  Ко Дню Великой Победы23 августа 2018ПечатьОтзывы

– Сергей Дмитриевич, не могу не восхититься вашей выправкой. Секретом бодрости не поделитесь?

– Это просто: не ныть, не залеживаться. Больше гулять на свежем воздухе. Глава района вот хотел прислать за мной машину – на нашу с вами встречу приехать,

а я отказался – надо двигаться! Мне же всего 88…

– Очень хотелось бы встретиться с вами и на вашем столетии.

– Так я на меньшее и не согласен! – улыбнулся ветеран. – Раз уж на войне смерть не одолела, так теперь пусть не вздумает даже приблизиться.

Буквально на днях мы с главой Дмитриевского района Виктором Петровым вспоминали нашу встречу пятилетней давности с ветераном Великой Отечественной войны Сергеем Дмитриевичем Карпинским.

– Этот замечательный человек известен многим поколениям дмитриевских мальчишек, – говорит Виктор Григорьевич. – Я и сам отлично помню, как мы, достигнув призывного возраста, приходили в военкомат. Первым, кто нас встречал, был работавший там Сергей Дмитриевич – человек строгий, очень ответственный и справедливый. Он редко носил гражданский костюм. Навсегда останется в моей памяти человеком с военной выправкой, в отутюженной форме и хромовых сапогах.

Очень хотелось встретиться с нашим героем и в канун празднования 75-летия победы в Курской битве, но Сергей Дмитриевич болен, практически не встает с постели, за ним ухаживает дочь. Да и другие защитники курской земли тоже чувствуют себя неважно – им всем уже за девяносто. Тем более хочется рассказать о них, напомнить землякам о живущих рядом с ними настоящих героях.

Добровольцу было всего шестнадцать

– Зря вы затеяли писать обо мне, – выражал по этому поводу свое сомнение Сергей Дмитриевич Карпинский во время той нашей встречи.

– Почему?

– Так я же не герой. Просто рядовой войны, шагавший по ее огненным верстам.

– А кто же тогда герои?

– Летчики, танкисты, артиллеристы – их подвиг виден сразу. Связист на войне человек, конечно, важный, но ничего героического он не совершает…

Связисты на войне, как считает наш герой, выполняли «бесшумную работу». Но ведь часто благодаря именно им многие сражения Красной Армии заканчивались победоносно.

Паренек Сергей Карпинский из села Клишино, которое находится сегодня в Железногорском районе на самой границе с Дмитриевским, окончил семилетку и поступил в Курское ремесленное училище, открывшееся в областном центре в 1940 году. Решил «выучиться на связиста», но июнь 41-го спутал планы.

– Училище расформировали, а нас эвакуировали в Мордовию, – вспоминал

Сергей Дмитриевич. – За три месяца из-за своего неопределенного положения я измучился до невозможности. Пошел в военкомат: «Хочу на фронт!» Но меня даже слушать не стали.

Не удивительно: «добровольцу» было всего 16 лет. Однако в военкомате не учли, что мальчишка окажется настырным. С той же просьбой он написал письмо наркому обороны Семену Тимошенко. И «паренька уважили». Военком, прочитав ответ Тимошенко, в котором говорилось, что Сергея «отдают» на рассмотрение местного военного комиссариата, вздохнул: «Раз так настаиваешь – пиши заявление, что идешь добровольно».

Так он попал в 3-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон связи, который формировался в Москве в декабре, а в начале января 42-го уже двинулся в сторону фронта.

По пути следования эшелон, в котором ехал и 16-летний курский паренек, часто бомбили. Поезда шли не по расписанию, а по появлявшейся возможности продвижения – как только освобождалась дорога. Высадились в районе Ельца. В разбитой, сожженной деревушке «стояли халупы без окон, без дверей». Отсюда и начался боевой путь Сергея Карпинского.

В общем-то, с этим батальоном он и прошел всю войну. Исколесили тысячи километров по районам Центральной России, а затем пошли на Украину, Молдавию, Румынию, где рядовой Карпинский и встретил Победу.

Я спрашиваю у своего героя, что было самым страшным на войне, хотя и так понятно…

– Думаете, смерть? – уточняет он. – Нет, не она. Да во время боя о смерти, в общем-то, и думать некогда было. На моих глазах у товарищей отрывало руки, ноги, уродовало лицо и тело. Так вот, самое страшное – боязнь остаться живым калекой…

Карпинскому пришлось участвовать во многих наступательных и оборонительных операциях, но самое яркое воспоминание оставила Курская дуга. Его батальон «был придан» Воронежскому фронту и прибыл сюда в мае 43-го.

– До июля – затишье, – перейдя на шепот, рассказывал Сергей Дмитриевич, словно пытаясь воссоздать обстановку тех лет. – Готовились к наступлению. Строили оборонительные укрепления. Наши войсковые части готовили три оборонительные позиции и еще две – резервные. Один рубеж от другого находился на значительном удалении. Мы прокладывали кабельную связь от передовых линий до командных и наблюдательных пунктов. И вот 5 июля, еще затемно, все началось. Советское командование, разгадав замысел немцев и узнав о часе наступления, решило их упредить: наша артиллерийская подготовка по переднему краю немцев началась на 30 минут раньше. После короткого затишья враги начали «утюжить» наш передний край, а с неба – бомбардировщики.

Потом пошли в атаку. За время этого беспримерного танкового сражения, в котором участвовало около полутора тысяч боевых машин, часто менялись позиции: то мы немцев отгоняли, то они на нас перли. И наконец 12 июля наступил перелом, Красная Армия погнала оккупантов. Мы находились в двух-трех километрах от эпицентра сражения, а потом шли за нашими войсками, налаживали связь. Это была ни с чем не сравнимая по своей силе и мощи битва. И в то же время это было нечто чудовищное, что невозможно передать словами. Из-за выстрелов, грохота, скрежета, воя ничего не было слышно. Стояла такая дымовая завеса, что, казалось, мы уже никогда не увидим солнце. И все-таки это было сущей ерундой по сравнению с тем, что немцы начали отступать, а мы – наступать. Пусть даже они убегали на транспорте, а мы догоняли их в основном пешком – не привыкать.

На Курской дуге Сергей Карпинский получил сильнейшую контузию – в нескольких метрах от него разорвался крупнокалиберный снаряд. Бойцы принесли его в санчасть. Доктором там был капитан медицинской службы ленинградец Петр Зеленченко. И был у Петра Федоровича сын – ровесник 18-летнего связиста Карпинского, а звали его тоже Сергеем. Может быть, поэтому своего пациента доктор не называл иначе как сыном.

Через несколько месяцев молодой связист вновь был направлен в действующий взвод связи.

… Домой Сергей Карпинский вернулся через три года после Победы – до 48-го года в составе своего батальона находился в Кишиневе, «помогал восстанавливать связь». В семье Карпинских было четверо братьев, двоих отняла война. Сергей приехал к брату Василию, а потом устроился на работу в Дмитриеве. Служащим в военкомате проработал 42 года, на пенсию ушел в 77 лет. И все эти годы он активно занимался военно-патриотическим воспитанием подрастающего поколения. В районной газете было опубликовано много материалов гвардии старшины в отставке о подвигах земляков на полях сражений. В архиве Сергея Дмитриевича – удостоверения к почетным знакам, грамоты. А на них автографы маршалов Буденного и Покрышкина, генералов армии Белова, Желтова, Гетмана…

На фронт – с выпускного бала

Еще один герой Курской битвы – Николай Григорьевич Звягинцев – тоже живет сегодня в Дмитриеве. Недавно ему исполнилось 95 лет. Здоровье его также оставляет желать лучшего, он плохо слышит – время, увы, не щадит никого. Говорит в основном жена ветерана – 90-летняя Ольга Никитична.

Перед самой войной Николай Звягинцев окончил в Курске среднюю школу, одновременно занимался и в аэроклубе.

– Практически сразу после выпускного вечера, 24 июня 1941 года, Николая призвали в армию, – рассказывает Ольга Никитична.

После окончания Московского училища связи он был направлен в 9-й Западный авиационный полк, а затем в 18-й Краснознаменный бомбардировочный авиаполк в качестве радиомеханика. Воевал на Воронежском, Юго-Западном, 1-м Украинском фронтах. Участвовал в освобождении Украины, Польши, Праги… И, конечно же, в памяти накрепко запечатлелась Курская дуга.

– Советским командованием решено было прежде всего выбить вражескую авиацию, чтобы потом легче было наземным войскам, – так Николай Григорьевич объяснял поставленную перед ними задачу. – В ожесточенных схватках в небе наши летчики сражались героически. А мы на земле ждали возвращения наших ребят из боя. Собираем, бывало, эскадрилью бомбардировщиков и только одного всем сердцем желаем: «Вернитесь, пожалуйста, живыми». И случалось, что ребята, которых мы уже мысленно похоронили, возвращались на базу. Сколько ж радости тогда было!

Николай Григорьевич помнит, как однажды в воздухе загорелся наш самолет и вскоре исчез из поля зрения. В глазах у всех стояли горькие слезы. Но, к счастью, летчику, умело воспользовавшемуся парашютом, удалось спастись.

– Мой Николай Григорьевич летчиком не был, его задача – чтобы была исправной аппаратура, – уточняет жена. – Но на самолете рядом с пилотом летал, дважды падал. Я до сих пор по ночам слышу от него: «Я «Сокол». Прием… Я катапультировался…»

Несколько лет назад мы с нашими друзьями ездили в Прохоровку – Николаю Григорьевичу хотелось пройтись по местам боев на Курской дуге. Но он не смог. Остановился, заплакал и никуда не пошел…

Самой Ольге, когда началась война, было 13 лет.

– Мы с мамой стояли на крылечке нашего дома, а по улице двигалась черная чума на мотоциклах – в город входили немцы. Они заняли наш дом, зарубили всех кур… Годы той жуткой оккупации я до сих пор вспоминаю со страхом, – говорит женщина. – Помню, как фашисты расстреляли троих мальчишек, которые стащили у них оружие и передали его партизанам. «Russische schweine», – вот то единственное, что мы слышали от этих извергов.

Но вспоминается мне и такой случай. Немецкий офицер ходил по дому и напевал что-то, используя нецензурную лексику. Моя мама не вытерпела и сделала ему замечание: нехорошо, дескать, офицеру вести себя подобным образом. Как выяснилось, этому немцу понравилась одна русская девушка. Он объяснился ей в любви: «Ich liebe dich». И просил сказать, как это будет звучать по-русски. Ну она ему и сказала… Когда после маминого замечания он понял, что его разыграли, тут же вскочил на коня и помчался в поселок Кузнецовский. А девушка та была связана с партизанами, которые уже поджидали этого фашиста…

После победы Николай Звягинцев еще несколько лет служил в Австрии в качестве старшего техника эскадрильи. Домой майор Звягинцев вернулся только в 1949 году. Поступил в Курский педагогический институт на литфак, где уже училась Ольга. Они познакомились в институтской библиотеке. По словам Ольги Никитичны, он покорил ее глубоким знанием поэзии и игрой на аккордеоне. И вот вместе уже 68 лет. Оба работали педагогами в Дмитриевском районе. Их здесь до сих пор хорошо знают и глубоко уважают. Навещают бывшие ученики и, конечно же, родные дети и внуки.

– Мы очень довольны, что не остаемся наедине со своими проблемами, – замечает Ольга Никитична. – И власть всех уровней нас не обижает. Поздравления с праздниками и юбилеями даже от президента получаем, награждены медалью «За любовь и верность». Радуемся, что правнуки растут патриотами. Девятилетний Кирилл, когда приезжал в гости из Москвы, внимательно «изучил» награды прадедушки – говорит, «надо для школьного сочинения». Да, потомки должны знать, какой ценой было завоевано для них счастье дедами и прадедами…

Военные дороги Никанора Глотова

В своем доме в поселке Первоавгустовском Никанор Николаевич Глотов встретил нас радостной улыбкой. Разволновался, с трудом вспоминая события, «которые до сих пор снятся во сне». Попробовал надеть парадный пиджак – не получилось.

– Вот беда, – растерялся он. – Рука одна не сгибается.

– Ничего, – попытались мы его успокоить. – Давайте просто набросим пиджак вам на плечи.

В общем-то, большинство ветеранов Великой Отечественной живут в хороших условиях, в благоустроенных домах, в том числе и на селе. Но грустно видеть, как покидают их жизненные силы. И оттого еще более хочется как-то подбодрить их, сказать о них больше добрых, теплых слов.

Никанор Глотов родился в крестьянской семье в селе Дерюгино. Окончил четыре класса местной школы. До войны работал прицепщиком и трактористом в Дерюгинской МТС.

В марте 43-го, когда Дмитриевский район был освобожден от немцев советскими войсками, сельскому пареньку исполнилось 18 лет. С этого времени он и стал фронтовиком в составе 74-й бригады 5-й танковой армии 2-го Украинского фронта. Фронтовые дороги вели его от родного порога через Украину, Румынию, Чехословакию, Венгрию – там, под Будапештом, был тяжело ранен.

Но прежде он участвовал в крупнейшем танковом сражении под Прохоровкой в июле 1943 года. День 12 июля «навсегда врезался в память». Разве могут стереться в ней те страшные пять часов, в течение которых они непрерывно атаковали позиции врага? А в последующие дни снова и снова «собирали в кулак силы, чтобы опять атаковать фашистов».

После победы Никанора Глотова направили на Урал – в Челябинск, где он «осваивал специальность механика-водителя танка перед отправкой для дальнейшего прохождения службы на Дальнем Востоке».

Позднее работал на Уссурийском танковом заводе механиком-испытателем. В 1985 году ушел на пенсию, а после смерти жены вернулся на родину. Как и его земляки, награжден орденами и многими медалями.

В госпиталь – «по комсомольскому призыву»

Рядом с мужчинами страну и свой родной край защищали и женщины, выхаживая героев-фронтовиков в госпиталях, ставя их на ноги и вновь провожая на ратный подвиг.

В том же поселке Первоавгустовском проживает 93-летняя Евгения Дмитриевна Царева. У нее настроение достаточно бодрое.

– Сейчас у меня все есть, – говорит довольная наша собеседница. – Дом со всеми удобствами, пенсия хорошая. Дочка за мной присматривает – живи и радуйся. О годах, правда, больной сустав напоминает…

В апреле 43-го Евгении было 18 лет. «По комсомольскому призыву» она вместе с девчонками-ровесницами пришла в райвоенкомат, заявив, что хочет работать в госпитале, оказывать помощь раненым бойцам. В это время военный госпиталь как раз расположился в дмитриевском селе Моршнево.

– По мере того, как наши войска продвигались на запад, шел за ними и наш госпиталь № 4319, – рассказывает Евгения Дмитриевна. – Дошли мы до реки Одер, а за ней уже недалеко был и Рейхстаг…

В тяжелые почти два месяца Курской битвы мы прилагали все усилия для того, чтобы спасти раненых бойцов.

– Что входило в ваши обязанности?

– Следили за тем, чтобы и медицинские инструменты, и халаты врачей, и постельное белье – все было стерильным. Стирали бинты вечером или по ночам. Я и наркоз давала, находясь в операционной рядом с хирургом, прежде чем приступить к своим обязанностям, мы посещали трехмесячные медицинские курсы. Многие ребята, у которых ранения не были серьезными, после излечения опять возвращались в строй, шли на фронт.

В госпитале Евгения познакомилась с военфельдшером Василием Царевым – своим будущим мужем.

– Мы оба подали начальнику госпиталя рапорт с просьбой разрешить нам пожениться, – с улыбкой вспоминает Евгения Дмитриевна «свои военные молодые годы». – Война не могла победить любовь! Он сначала ответил отказом – дескать, после победы жениться будете, а потом все-таки разрешил.

После войны немного пожили в Рязанской области – на родине мужа, а потом приехали в Дмитриевский район. Василий Андреевич окончил педагогический институт и преподавал в школе историю, а Евгения Дмитриевна работала на заводе по производству лимонной кислоты. Вместе прожили 65 лет, вырастили троих детей. Несколько лет назад Евгения Дмитриевна похоронила мужа, но одинокой себя не чувствует: о ней заботятся дети, внуки и правнуки. А старшая дочь Ольга живет рядом с ней постоянно.

Приятно отметить, что о людях, приближавших Великую Победу, отстоявших в огне свою родную курскую землю, в Дмитриевском районе помнят не только родственники. Богатый материал собран в краеведческом музее и архивном отделе администрации района. Так и должно быть: о подвигах земляков важно знать и помнить всем.

Анна БЕЛУНОВА

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Спецпроект



Спецпроект

Социальные сети


Instagram

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2019, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 2 071
Вчера: 5 416
Всего: 10 410 636