Курская поэтическая антология

Номера 2018 года  :  № 14  :  Культура8 февраля 2018ПечатьОтзывы

В статье известного российского филолога, критика и поэта Артема Скворцова, предваряющей сборник «Гнутая речь» нашего земляка Максима Амелина, можно прочитать: «Спросите у людей литературы, кто такой Максим Амелин. Ответы наверняка будут различны. Поэт, скажет один. Знаток русского XVIII века и прочих древностей, добавит другой. Переводчик с нескольких живых и мертвых языков, подхватит третий. Издатель, вспомнит четвертый. А еще – критик, редактор, лауреат престижных литературных премий и, наконец, тот, кого обычно награждают комплиментарным, но туманным прозванием «культурный деятель»…»

Максим АМЕЛИН
Максим АМЕЛИН

Но речь пойдет, прежде всего, об Амелине-поэте, хотя все остальные многочисленные и впечатляющие составляющие его творческой натуры, без всякого сомнения, существенны.

Максим Амелин родился в Курске 7 января 1970 года. Учился в Курском торговом техникуме, ходил в городской киноклуб «Встреча», который, по его признанию, сыграл немалую роль в его духовном становлении и выборе художественных приоритетов. Служил в армии рядовым, затем учился в Литинституте, занимался в семинаре известной поэтессы Олеси Николаевой. В настоящее время он – главный редактор издательства «ОГИ». Живет в Москве. Печатался в «Новом мире», «Знамени», «Арионе» и других толстых журналах. Автор книг стихов («Dubia», «Холодные оды», «Конь Горгоны») и многочисленных переводов с латыни и древнегреческого.

Творческую манеру Максима Амелина довольно точно определила Татьяна Бек, назвавшая его «архаистом-новатором». Среди творческих достижений Амелина – премии «Антибукер» (1998), Московский счет (2004), Бунинская премия (2012), премия «Поэт» (2017), а также премия Александра Солженицына (2013) – с формулировкой «за новаторские опыты, раздвигающие границы и возможности лирической поэзии, за развитие многообразных традиций русского стиха и за обширную просветительскую деятельность во благо изящной словесности».

Он нередко приезжает в родной город. В прошлом году встречался с курскими писателями и литераторами, со своими друзьями и почитателями. Общение с ним доставляет большое удовольствие: широта познаний – с античной древности до наших веков, ясность мысли, глубокое интеллектуальное наполнение того, о чем он говорит и в чем убеждает, – все это не может не вызывать ответной симпатии. Судя по его стихотворениям («Маленький город этот», «Ипполиту Богдановичу…», «Мне тридцать лет, а кажется, что триста…» и др.), родной город не отпускает его, бередит память, возникая в контексте самых разных тем и чувств.

Знакомясь с творчеством Амелина, мы очень быстро принимаем как должное пространственное течение мысли в свободных ритмических и инверсионных построениях, легко воспринимаем неожиданные ассоциации, ненавязчивую цитатность, пронизанную мировой культурой, и органичное словотворчество, питающееся из кладовых старой русской лексики. Очень часто перед нами предстают конструкции с далеко распространенными вдаль высказываниями, с частыми переносами слов (и смыслов) на новую строку, когда мысль, воплощенная в поэтический образ, двигаясь по законам свободного словоизъявления, вынуждает и нас увлеченно двигаться по замысловатому пути в пространствах следующих строф. Отмечая авторское виртуозное владение техникой стихосложения, мы не раз встречаем на страницах поэтических сборников Максима Амелина и белый стих, и «болтливый дольник».

Его стихи могут показаться не столько чувственными, сколько четко и разумно сформулированными, апеллирующими к читательскому интеллекту, культурно-исторической памяти. Но ведь есть немалая категория любителей поэзии, которым эстетическое удовольствие доставляет подобный интеллектуальный труд, своеобразное «вгрызание» в смысловые течения текста. Кстати, под лирикой Амелин подразумевает отнюдь не душевные излияния: «Подлинная лирика ведет свою родословную от молитвы, а не от бытовой и любовной песни». Для него поэзия – это «разнообразие рифмы, риторические фигуры, богатая строфика, сложность русского синтаксиса».

О своеобразной «сложности» чтения, восприятия амелинских стихов хорошо сказал Захар Прилепин: «Тут кто-то написал, что «читать Амелина – это труд». Я бы добавил: полезный труд… Когда я читаю стихи Максима Амелина, всегда как-то даже немножко горжусь собой: вот, думаю, я занимаюсь делом, а не ерундой какой-нибудь».

Стихи Максима Амелина печатаются по сборнику«Гнутая речь» (Москва: Б.С.Г.-Пресс, 2011) и подборкев журнале «Октябрь», 2017, N 7.

* * *

Маленький город этот на вид – верблюда

напоминает: стакнутых два горба,

между – ковер базара и цирка блюдо,

проволокой стянутые короба

сонных домишек – не велика поклажа, -

так и стоит на месте тыщу лет,

не выходя за рамки заданного пейзажа,

ибо иного выхода просто нет.

Здесь – и Восток, и Запад, – с какого бока

ни подойди, ни подъедь – гремучая смесь,

спесь дремучая Запада и Востока. –

Я родился здесь, я вырос здесь.

«Две горы, две тюрьмы, посредине – бани».

Курск! обознаться немыслимо – это ты!

Сколько лет, сколько зим! –

А твои куряне? –

«…сведомы кметы, под трубами повиты,

под шеломы взлелеяны…» – Как там дальше?

Я из другого теста: изнежен, слаб,

извращенец, невозвращенец, фальши

собственных грез и чужих наущений раб.

Я тебя приветствую! Ты мне дорог –

с чем бы таким сравнить, не меля чепухи

и не теряя в бессмысленных разговорах

время? – дорог, как эти мои стихи.

1994-1997

Ипполиту Богдановичу, погребенному на Херсонском кладбище в Курске

Прохожий! Пусть тебе напомнит этот стих,

исполненный порывом смелым,

о старом кладбище при церкви Всех святых

с Екатерининским приделом,

где памятника два замшелых одному

обнесены оградой ржавой,

искусством счастливым пленявшему Саму,

обремененную державой.

Один из двух камней – не Душеньки ли трон,

спаленной безутешным плачем? –

стихами с четырех исчертанный сторон,

доступными слепым и зрячим.

Ты в лучшем веке жил, о нежный Ипполит!

и умер в захолустье тихом,

чужд умоляющим из-под голгоф и плит

купцам трех гильдий и купчихам.

Пред смертью все равны, все у нее в долгу, –

расчетливая ростовщица

в любой удобный миг – ты знаешь, я не лгу –

за ним готова притащиться.

Блажен, кто не дожил, положенный предел

преодолением ускоря,

в стакан со Стиксовой мешать не захотел

ни капли жизненного моря.

Я приходил сюда частенько, милый прах

молитвой мысленно тревожил,

еще не ведая, как наш Господь всеблаг, –

ты мотыльком вспорхнувшим ожил.

Окомгновение на все про все с тобой

нам было – не напрасно было, –

архангел оглушил, трубя подъем-отбой:

«Здесь Богдановича могила!»

1997

* * *

В уединении, на даче –

как счетовод расход-приход –

подсчитываю неудачи, -

удач, увы, недостает.

Умом и сердцем человечьим

раскинешь,– ужас холодит,

что нечем оправдаться, нечем

небесный оплатить кредит.

О Господи! стихи – валюта

нетвердая, и в золотом

запасе мало почему-то:

не те, не так и не о том.

Записанного десятину

мне должно бы предать огню:

зажгу костер и в пламя кину

все то, чем душу бременю.

Авось небесная контора

и примет этот взнос на счет, –

до слуха Божьего и взора

хоть отзвук, отблеск донесет.

1994

* * *

Мне тридцать лет, а кажется,

что триста, –

испытанного за десятерых

не выразит отчетливо, речисто

и ловко мой шероховатый стих.

Косноязычен и тяжеловесен,

ветвями свет, корнями роя тьму, –

для разудалых не хватает песен

то ясности, то плавности ему.

На части я враждебные расколот, –

нет выбора, где обе хороши:

рассудка ли мертвящий душу холод,

рассудок ли мертвящий жар души?

Единство полуптицы – полузмея,

то снизу вверх мечусь, то сверху вниз,

летая плохо, ползать не умея,

не зная, что на воздухе повис.

Меня пригрела мачеха-столица,

а в Курске, точно в дантовском раю,

знакомые еще встречая лица,

я никого уже не узнаю.

Никто – меня. Глаза мои ослабли,

мир запечатлевая неземной, –

встаю в который раз на те же грабли,

не убранные в прошлой жизни мной.

2000-2002

* * *

Свобода уходит нагая,

такая же, как и пришла,

хромая, изнемогая,

обобранная догола,

а мы... остаемся обломки

сухих пустоцветов сбирать,

приветливых предков потомки,

земли безмолвная рать.

Опыт о земле

Немцы срезали летом сорок второго

верхний слой чернозема с курских полей

и вывозили на прусские нивы тощие.

Тучная наша почва любое семя

радостно примет, лишь бы не в холода,

как говорится: плюнь –

и вырастет дерево.

Все, что жизнеспособно, недрит и глубит

крепкий корень, вздувает клубень тугой,

к небу возносит цвет,

плодом набухающий.

Только и поспевай подставлять лещеди,

серп острить, у лопат черенки менять,

чтоб с урожайным управиться

нашествием.

Прежде могли дать ладу, теперь – сурепки

проволокой колючей позаросла,

значит, не жаль землицы, – от нас

убудет ли?

Хватит пахать, скородить, рыхлить

и тяпать!

Пусть набирается богатырских сил

и долгожданной праздностью

наслаждается.

* * *

Господи, суди мои дела

паче несодеянного мною:

если есть на мне вина, – спали дотла,

если нет, – казни любой иною

карой, – благо выбор их велик,

но без очных ставок, без улик.

Не прошу ни скидок, ни поблажек,

ни смягчений участи, – коль уз,

на меня наложенных, не тяжек

вдруг окажется нелегкий груз, –

столько стоит сверх того навесить,

сколько есть умножь еще на десять.

Выпало в лихие времена

мне родиться, – но роптать не смею,

что не тот народ, не та страна

и не то, мол, вытворяют с нею

мимо цели бьющие не те

в темноте при полной немоте.

Избирая медленного вместо

горней жизни – быстрый огнь земной,

как не знать, что дрожжевое тесто

на скворчащем противне с одной

стороны, чтоб стать с другой румяно,

подгорает поздно или рано.

Боже, на того, кто наугад

бытия неутолимой жаждой

одержим, а значит виноват

пред Тобой за всех в измене каждой,

из бездонной чаши через край

выплесни Твой гнев и покарай.

2002

Рубрику ведет Сергей МАЛЮТИН

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Спецпроект



Спецпроект

Социальные сети


Instagram

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2019, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 187
Вчера: 4 751
Всего: 10 569 232