Плевицкая в кино и воспоминаниях

Номера 2018 года  :  № 94  :  Культура7 августа 2018ПечатьОтзывы

О Надежде Плевицкой как актрисе немого кино почти ничего не известно, хотя с 1915 года великая певица с большим успехом снималась в нескольких кинолентах, о чем свидетельствуют не только журналы и афиши того времени, но и дневник Александра Блока, воспоминания кинорежиссеров Владимира Гардина, Сергея Эйзенштейна.

Кино в начале XX века бурно развивалось, в основном как индустрия развлечения. Однако появлялись художники, которые экранизировали русскую классику. В этом направлении выделялся Владимир Гардин, ставший впоследствии народным артистом СССР, одним из основоположников советской киноиндустрии. Владимир Ростиславович Гардин (1877-1965) в 1919 году возглавил в Москве Первую государственную школу кинематографии при Фотокинокомитете Наркомпроса, ставшую затем ВГИКом. Официально в советской фильмографии лучшими кинолентами мастера считаются картины о революции «Крест и маузер» (1925), о царской деспотии «Поэт и царь» (1926). Но сам режиссер, возможно, предпочел бы назвать другое кино…

В книге воспоминаний Гардин довольно скупо упоминает о работе над картиной «Крик жизни» с Надеждой Плевицкой (1879-1940) в главной роли, но именно этот фильм 1915 года выпуска – особенный в творчестве режиссера. Кинолента стала не только первым самостоятельным проектом Гардина с приглашением на главную роль самой высокооплачиваемой артистки Российской империи, но и настоящим первым сериалом: «Драма из народной жизни в пяти больших частях»! В специализированном журнале «Сине-фоно» за 1915 год представлены в рекламе все пять серий, которые прокатные компании того времени могли приобретать и демонстрировать публике по отдельности: 1) «Золотым кольцом сковали», 2) «А счастье было возможно», 3) «Минута горести настала», 4) «Ты ревностью истерзана моей», 5) «Закатилось солнце красное». Сценарий писал сам режиссер по мотивам пьес А. Островского. Этот многосерийный фильм являлся настоящим свободным экспериментом, поэтому Гардин, по словам специалистов Госфильмофонда, монтировал и перемонтировал разные части много, а в 1918 году скомпоновал из нескольких кинолент одну картину «Агафья». К сожалению, в самой большой киносокровищнице все эти картины не числятся. Возможно, они утрачены безвозвратно, так как Государственный киноархив образовался лишь в 30-е годы. К тому же кинематографисты молодой Страны Советов, работавшие в условиях острейшего дефицита заграничной кинопленки, частенько смывали старые фильмы с качественных носителей для нового кино, ведь дореволюционные картины казались уже безнадежно устаревшими и никому не нужными. В результате было утеряно много шедевров эпохи немого кино. Например, из 40 фильмов с королевой экрана Верой Холодной сохранилось всего четыре с половиной! Хотелось бы верить, что когда-нибудь в будущем найдется лента с Надеждой Плевицкой, а пока мы можем только прочитать в книге Владимира Гардина, изданной в 1949 году, о съемках в Курской губернии и о том, как на глазах режиссера из великой певицы рождалась яркая драматическая киноактриса – настоящая кинозвезда! При этом автор замечает, что многие корифеи театра не имели большого успеха на экране, как, например, Федор Шаляпин в фильме про Ивана Грозного. Десятая муза дружила не с каждой знаменитостью, а ставка Гардина на Плевицкую как на киноактрису оказалась очень точной!

Для немого кино важны выразительная внешность, жесты, мимика. Этими приемами певица владела в совершенстве! Известно, что даже Станиславский призывал своих артистов учиться искусству жеста у Плевицкой и не раз Надежда Васильевна пела для «чародеев» МХАТа, дружила с Москвиным, Савиной и многими другими большими артистами. Эта дружба была взаимообогащающей. «Плевицкая – настоящая большая актриса, в ее искусстве нет искусственности, – пишет и знаменитый театральный критик начала ХХ века Петр Пильский, – как всякий большой художник, Плевицкая идет по пути не подражания, а преображения. Истоки ее творчества – в народном предании…» Но ошибочно было бы предполагать, что «Женщина-Солнце» имела успех лишь только как талант-самородок, осмелившийся вынести на публику «избяные» песни. Нет! В одном из интервью она говорила, что самые заветные – свои деревенские песни решилась петь на эстраде, будучи уже знаменитой: «Известно, что дорогие сердцу чувства особенно трудно представлять публике. Поймут ли?» Критиканы ведь тоже не дремали, старались укусить «народную печальницу» побольнее, называли то «сермяжной царицей», то «кухаркой на сцене». Современники вспоминали другое: как певицу буквально носили на руках, схватив со сцены бархатное кресло вместе с ней, и несли к автомобилю после концерта – любили за красоту и величие народной души, которую она открывала людям в песне.

Надежда Васильевна в мемуарах довольно подробно описала начало своего творческого пути – то, как самовольно в Киеве поступила на первый контракт в Русский хор Липкиных, и то, как проходила серьезную «муштровку» в певческой, а затем, в балетной труппе Штейна, с одним из лучших танцовщиков своего времени Эдмундом Плевицким – солистом Варшавского театра оперы и балета. Пара обвенчалась с благословения матушки певицы – Акулины Фроловны, которая искренне полюбила своего зятя. Эдмунд Плевицкий серьезно повлиял на формирование таланта молодой артистки, ограняя сценическую манеру и пластику. Танцевальный дуэт супругов Плевицких заблистал в труппе Манкевича, на гастролях в Петербурге. И там же по совету старших коллег, отмечавших исполнение народных песен как самую сильную сторону дарования, Надежда Плевицкая все больше стала выделяться вокальными выступлениями, начала включать в обычный развлекательный репертуар народные русские песни, создавая, по сути, новый жанр вокального искусства. Певице с азартом рукоплескала разномастная публика кафешантанов, хотя она заводила песни то про «мужичка-горемыку», то про каторжную или солдатскую долю. Знаменитый Собинов на эстраде Нижнего Новгорода увидел уже сформировавшуюся яркую артистку, которая вытворяла с публикой все, что хотела – заставляла то плакать и замирать, то смеяться или грустить… Тенор Большого театра пригласил ее участвовать в своем концерте, вывел на сцену Императорских театров, и самая взыскательная публика пришла в восторг не только от тематики песен, созвучных той переломной эпохе, но и от своеобразной, окультуренной манеры вокала новой звезды с разнообразными приемами народного пения. Недаром критики писали, что Плевицкая «передает величайшего из поэтов – народ, и этого величайшего поэта она чувствует и понимает, как никто!» Она действительно следовала той традиции, которая присуща старинному южно-русскому фольклору – не петь, а «играть» песню. Владимир Гардин пригласил певицу сниматься в кино, задумав новый жанр – «драму из народной жизни».

Как актер и режиссер он тоже вышел на свет столичной рампы из русской провинции. Знаменитая Вера Комиссаржевская, которая много гастролировала по городам и весям, заметила талантливого юношу, пригласила на должность режиссера-постановщика к себе в Петербургский театр. Затем он увлекся кино, когда в 1912 году сыграл Наполеона в исторической картине, посвященной столетнему юбилею Отечественной войны 1812 года. Фильмы Гардина дореволюционного периода отличались от коммерческой кинопродукции того времени – он вдумчиво пытался экранизировать русскую классику и новаторские литературные произведения. В кинокомпании «Тиман, Рейнгардт, Осипов и Ко» поставил «Войну и мир», «Анну Каренину», «Петербургские трущобы», «Дворянское гнездо» и другие картины, приглашал самобытных актрис – работал с Верой Холодной, Ольгой Преображенской, Алисой Коонен. Вскоре Владимир Гардин в сотрудничестве с друзьями создал свою независимую киностудию «Венгеров и Ко», а Надежду Плевицкую пригласил на первый самостоятельный проект, чтобы снять уникальное кино и запомниться зрителю, так как конкуренция среди множества отечественных и зарубежных кинокомпаний тогда была очень высока! «Кине-журнал» № 11-12 за 1915 год пишет: «Новая фирма «Венгеров и Ко» сразу повела дело широко и не останавливается ни перед какими затратами. Фирме удалось организовать съемки с участием Н.В. Плевицкой. Съемки производятся в имении Плевицкой – Винниково Курской губернии…»

В середине 70-х годов XX века старожилы Винниково могли бы рассказать, как селяне принимали активное участие в съемках фильма летом в 1915-м, а затем и в 1916 году. Наверное, девушки водили хороводы, демонстрируя самобытные курские наряды, колоритные мужички степенно управляли конными повозками, а вездесущие мальчишки выполняли мелкие поручения съемочной группы. Известно, что земляки любили эти необычные летние появления Надежды свет-Васильевны, когда оживало все село! Знаменитая певица к празднику Троицы всегда приезжала в Винниково. Она запросто пела вместе с детьми в церкви, угощала их конфетами, одаривала деревенских невест свадебными платьями невиданной красоты, а многочисленных крестников удивляла моргающими фарфоровыми куклами и расписными лошадками. Но однажды она привезла с собой в деревню целую кавалькаду из столичных артистов и странных людей со стрекочущими киноаппаратами…

Фотоколлаж из журнала «Театр и искусство» за 1915 г.
Фотоколлаж из журнала «Театр и искусство» за 1915 г.

Воспоминания Гардина передают, как непросто было ему заполучить в проект знаменитость, несмотря на баснословный по тому времени 15-тысячный гонорар (корова стоила три рубля). Однако как продюсер он чудесно сэкономил, используя гостеприимство Надежды Васильевны. Декорации к фильму заменяла сказочная усадьба певицы и живописная курская природа. Режиссер вспоминает, как вся съемочная группа с огромным интересом и увлечением создавала «сцены из народной жизни»! Отмечает, что в отличие от многих больших артистов, смотревших тогда на кино как на источник заработка и только, Надежда Васильевна верила в новое искусство и с увлечением работала, быстро осваивала непривычные для нее требования киноплощадки и жила в кадре максимально естественно. «Она певица, а не драматическая актриса, но кроме голоса владеет широким эмоциональным диапазоном. Ни одной пустой фразы – вся песня окрашена переживанием. Да еще каким! Прыгающим через рампу – прямо в двадцатый ряд! Вот что значит привычка общения с большим театральным залом! Но если к Плевицкой приблизиться с нашим киноаппаратом, то она нас проглотит!» – так учил Гардин своего второго режиссера готовить Плевицкую к съемке – успокаивать и настраивать, как дорогой инструмент. А сам он был одним из актеров в своем фильме. Живой эпизод из мемуаров Гардина переносит нас на съемочную площадку в Винниково:

«Плевицкая работала с забавным увлечением. Она совершенно не интересовалась сценарием, ее можно было уговорить разыграть любую сцену, безо всякой связи с предыдущей. Впрочем, мы всячески поощряли это ее увлечение, так как необходимость заснять ее одновременно для двух картин диктовалась большой суммой гонорара, да и любопытно было проследить, как в эстрадной певице рождается актриса. Каждое утро, как мы только начинали репетиции, особенно ей нравившиеся, она входила, сияя своей ослепительной улыбкой, и восклицала:

– Ну, во что мы сегодня поиграем?

– Прыгнем в обрыв и немножко покатимся вниз! – острил Маликов.

– Но ведь это так страшно?!

Флегматичный оператор Рылло утешал Надежду Васильевну:

– Прыгнуть вниз надо всего на пол-аршина, только выскочить из кадра. А катиться вместо вас будет другой.

– Значит, я умру? – спрашивала она Маликова, ставившего эти сцены.

– Да нет же! Какая там смерть! Так, легкий обморок.

Надежда Васильевна прыгала. Артист Малого театра М.И. Мартынов выносил «мертвое тело», а через несколько дней, переодетая в роскошное вечернее платье, она «выпивала яд» в своем будуаре и «мертвая» (снова!) сползала с кресла и падала на ковер. Мартынов бережно помогал ей встать, и бедная певица, недоумевая, восклицала:

– Убейте меня в третий раз, а я совершенно ничего не понимаю. Тогда, в обрыве, я ведь тоже умирала?

– Там был обморок. От страха. Вы ушиблись. А Мартынов спасал.

– А как же гроб? Ведь я лежала в гробу?

– Какая вы странная, Надежда Васильевна! Это ведь летаргический сон. Очень эффектный. Под музыку.

– Ведь я была в простой крестьянской одежде. А теперь на мне роскошное платье.

– Разбогатели, Надежда Васильевна! Разбогатели. Это-то, наверное, понятно?

Она успокаивалась. Смеялась.

– Довольно. Хватит на сегодня. Идем обедать. После обеда буду петь вам новые романсы.

Это называлось съемка по «карманному» режиссерскому сценарию. Из одной картины получились две с различными сюжетами!»

В итоге по своему «карманному» сценарию режиссер смонтировал целых пять частей.

Интересно, что в договоре с кинокомпанией «Венгеров и Ко» было указано, что Плевицкая будет сниматься только в одной картине. Прогнозируя широкий успех новой звезды немого кино, Гардин обманул новоявленную киноактрису и как-то легко написал в мемуарах 1949 года издания о том, что переговоры с представителем Плевицкой шли непросто: он упорствовал, настаивал на том, что знаменитость будет сниматься только в одном фильме. Ушлые киношники их обвели: «пришлось вписать в договор отдельный пункт, где было указано, что реклама, наименование частей, их количество и название фильма полностью обеспечиваются фирмой «Венгеров и Ко». Представитель Плевицкой не понял слово «фильм» и подписал. Руки были развязаны. И вот мы в селе Винниково. Деревянный дом в русском стиле. Прекрасно обставленные комнаты. Чисто. Уютно. Сытно. Актеры довольны. Работают скоро и даже дружно. По вечерам у нас концерты. Плевицкая очень любит петь».

Таким образом, в 1915 году в прокат вышли пять фильмов вместо одного. Неизвестно, как воспринимала этот казус сама певица, но в 1918 году Гардин вернулся к фильму и смонтировал из всех частей сериала одну картину «Агафья». Вряд ли певица видела последний вариант фильма. Страна тогда полыхала в огне революции, а Надежда Васильевна жила новой любовью и была далеко от политических страстей – в любимом Винниково, где в ноябре 1917 года состоялось венчание со вторым мужем – молодым поручиком Юрием Левицким, что известно из церковных книг сельского храма. С приходом советской власти в Курск зимой 1918 года Левицкий перешел на службу в Красную армию, а певица устраивала концерты для красноармейцев. Через год, осенью 1919-го, с приближением белой армии к городу, супруги тайно перешли линию фронта под Медвенкой, о чем свидетельствуют опубликованные мемуары Александра Ратиева. Дальнейший жизненный путь певицы поведет ее уже по крестному пути эмигрантки с Николаем Скоблиным – тем, кто станет главной любовью ее жизни и невольной причиной трагической смерти во французской тюрьме за недоказанное преступление. Но трагедия одной из самых звездных пар русского зарубежья произойдет гораздо позднее, в 1938 году. А до этого времени Плевицкая высоко несла знамя русской культуры по всему миру, гастролируя по Европе и США. Известно, что неоднократно Надежда Васильевна получала от Советского правительства в 20-е годы приглашение вернуться, ведь Советы объявляли амнистию для бывших противников – казаков, солдат, офицеров царской армии. Но в русское зарубежье долетали слухи о печальной участи многих «возвращенцев». Все-таки для советской идеологии любимая певица императора Николая II оставалась сложной фигурой. Возможно, по идеологическим соображениям в переизданных воспоминаниях Гардина 1952 года выпуска уже совсем нет упоминания о работе с Плевицкой, возможно, поэтому не нашлось пока ни одной копии фильма.

Несмотря на то, что после революции киноиндустрия в России замерла на несколько лет, Надежда Васильевна успела блеснуть как кинозвезда еще в одной ленте – «Молодой Ольшанский барин». Именно этот фильм смотрел Александр Блок, записав впечатление в дневник. А в журнале «Театр и искусство» за 1915 год появилось несколько кадров из фильма и необычная критическая заметка зрителя под псевдонимом «К.М.», он очень впечатлился и был обеспокоен тем, что «на экране показывают яркие чувственные страсти, несмотря на то, что в синематограф приходят лица духовного звания!» Так эффектно в исполнении Плевицкой страдала и умирала ее героиня!

Окинофильмах, съемках в Винниково и песенном творчестве удивительной артистки в советское безынтернетное время с увлечением рассказывала ученикам Винниковской средней школы учительница Лидия Евдокимова – неутомимый краевед. Она с конца 60-х годов прошлого века по крупицам собирала у старожилов села информацию о земляках, через Всесоюзное радио искала разъехавшихся по стране племянников певицы, вела большую просветительскую деятельность, общалась с искусствоведом Нестьевым, который первым выпустил исследование биографии Надежды Васильевны и отрывки из мемуаров. В результате ее активной деятельности журнал «Советский экран» прислал в 1976 году в Винниково своего корреспондента и опубликовал фоторепортаж о забытой актрисе немого кино Надежде Плевицкой и уникальном школьном музее. Так начиналось возвращение в Россию имени основоположницы жанра русской народной песни. Когда я увидела фотографию Лидии Евдокимовой в журнале, просто оторопела! Мысленно обратилась к ней: «Я столько слышала о Вас от историка Юрия Бугрова, читала Ваши письма с важными для памяти Плевицкой сведениями, с Вашими горькими мыслями о разорении школьного музея... Вот уже более десяти лет, как Ваша мечта о музее в Винниково стала явью. Единственный в мире государственный музей Плевицкой. Спасибо Вам за начало!»

Когда идешь по следам удивительной человеческой судьбы, такой как у Надежды Плевицкой, кажется, что сама героиня исследования помогает, указывает находки, знакомит с нужными людьми, пусть даже это происходит в библиотечных залах, через много лет, через страницы старых газет и журналов. Все-таки порой отрывочные пазлы, разбросанные по временам, хранителям и городам, собираются в удивительные картины: теперь мы знаем, что Плевицкая не только знаменитая певица, но и настоящая звезда российского кинематографа эпохи немого кино!

Ирина Кумова (Курск – Москва)

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Спецпроект



Спецпроект

Социальные сети


Instagram

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2019, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 1 625
Вчера: 4 373
Всего: 10 414 563