Кого к кому присоединять

Номера 2008 года  :  № 692  :  Экономика7 августа 2008ПечатьОтзывы

Недавно состоялось очередное заседание комиссии по проведению административной реформы в Курской области. Одним из главных вопросов, обсуждавшихся на нем, было преобразование муниципальных образований. Это и стало темой беседы с председателем правительства Курской области А. Зубаревым, возглавляющим комиссию по проведению административной реформы.

- Александр Сергеевич, давайте вспомним, как все начиналось. Не знаю, как вы сами относились тогда к методике «нарезки» муниципальных образований, но у многих, если не у большинства, курян возникали тогда недоуменные вопросы: а зачем их так много — более 500! И вот пришла пора, когда власть признала наконец, что «погорячилась», и решила вернуться к более реалистичному варианту. Не слишком ли долго шло созревание?

- В ту пору ко всем этим процессам я не имел никакого отношения, но не скажу, что принятый тогда вариант был результатом чьего-то преступного недомыслия. В его основе были вполне реальные вещи. Прежде всего сложившаяся на ту пору схема управления и вообще жизнеустройство. Раньше, если помните, были сельские советы, границы между которыми пролегали преимущественно по границам существовавших тогда колхозов и совхозов. Так называемые центральные усадьбы были своеобразными «столицами» конкретных территорий, где сосредотачивалось все: производство, власть, структура жизнеобеспечения. Финансировалось все из двух источников: средств хозяйства и госбюджета. То есть вся эта конструкция обладала определенной жесткостью и, по тогдашним меркам, целесообразностью. По крайней мере произвольно кроить, переиначивать ее в ту пору было не так-то просто. Да и стимула особого к экспериментированию не было: финансирование в основном шло, если можно так сказать, «по площадям», независимо от «личного вклада» конкретной территории, конкретного сельсовета. Так что прибавлять или отнимать что-то особого смысла не было.

- А потом?

- А потом наступил рынок. Сначала формальный — в виде переименований в ОАО, ЗАО и другие аббревиатуры, а потом и по существу, со всеми сопутствующими особенностями и правилами игры. Бывшие прежде незыблемыми границы территорий вдруг «поползли», поскольку собственниками земли мог быть кто угодно: и свой, и сосед из другого хозяйства (района), и вообще чужой человек, для которого соображения патриотизма, благополучия односельчан — это непозволительная «лирика». Все это вкупе с тогдашним обвалом финансирования из центра резко ускорило эрозию не только земель, но и вообще села. Начиная с 1993 года сельское население области сократилось на 45,2 тысячи человек. В 60 муниципальных образованиях числится 94 населенных пункта, где не проживает ни одного жителя, 346 населенных пунктов с численностью населения не более 10 человек.

Процесс этот не остановлен до сих пор, несмотря на все усилия по созданию благоприятных условий для проживания. Свою роль играют объективные факторы. Например, современная техника не требует такого количества людей. Теперь один механизатор способен обрабатывать многие сотни гектаров земель. А что в этой ситуации остается делать остальным односельчанам? Плюс к тому забота о детях, их будущем. Так что процесс укрупнения, как бы мы ни хотели, остановить нельзя. Люди мало-помалу переезжают в более благоустроенные, перспективные населенные пункты.

- На фоне этого «обмеления» командные пункты местного самоуправления «угасающих» сёл и деревень становятся особенно заметными.

- Разумеется. Ведь снижение числа жителей не приводит к сокращению персонала. Наоборот, в период с 2005 года количество муниципальных служащих увеличилось с 2385 до 4361. В результате расходы на содержание аппарата управления в общей сумме местных бюджетов на селе составляют от 40 до 87%. То есть это по сути дела самообслуживание «штаба», и ни о каких других проблемах данной территории речи уже идти не может.

- Александр Сергеевич, ну это наиболее простой случай. Думаю, и сам «аппарат», волей судьбы попавший в эту трагикомическую ситуацию, понимает неизбежность перемен. Сложнее с другими, менее очевидными вещами. Например, где-то «нагрузка» на управленца небольшая, людей мало, но и их не бросишь — кто-то живет в отдалении, а с транспортом и дорогами туго. Каким вообще видится оптимум, какое соотношение жителей и управленцев вам кажется нормальным? И как вообще мы смотримся в этом смысле на фоне России?

- Честно говоря, не знаю, стоит ли этим гордиться, но мы в лидерах. По России занимаем девятое место, а по Центрально-Черноземному округу вообще первое. На втором месте Воронежская область. Это притом, что у соседей вдвое больше населения и почти вдвое — территория.

Теперь что касается оптимума. Мне кажется, что говорить о каком-то «золотом арифметическом сечении» в столь сложном деле вообще не имеет смысла. Ведь это живые люди, живые деревни и села. У каждого своя история, свои особенности, не учитывать которые нельзя. Например, не скажешь же на сельской сходке, посвященной возможному преобразованию: «сожалеем, но вас не хватает». Если бы еще человечка два, тогда в самый раз?..

- Это так. Но ведь решение принимать надо и тут без каких-то критериев все равно не обойтись.

- Главный критерий — чтобы новая конфигурация местной власти и территории максимальным образом реализовала возможности, которые может предоставить предстоящее укрупнение. О первой и очевидной мы уже говорили — сокращение избыточного персонала позволит повысить общую планку качества кадров (останутся наиболее образованные и умелые) и снизить расходы на содержание. По предварительным результатам, траты на содержание органов местного самоуправления должны сократиться на 30,8 процента, или, если в абсолютных цифрах, — 208 млн. рублей. Другие плюсы менее очевидны, но если подойти к делу творчески, с максимальным учетом мнения людей, проживающих на конкретных территориях, то они превысят эту сумму многократно.

- Названная вами цифра произведет впечатление, но, уверен, не на всех одинаковое. То, что для одних экономия, рост эффективности управления, для других — серьезная потеря. Да, многие из тех, кто «кормится» казенной печатью в малолюдных сельсоветах, конечно же, понимают, что их должность не из самых нужных, но ее ликвидация, как вы понимаете, всеобщего ликования не вызовет. И работа непыльная, и доход регулярный. Где такую еще найдешь в сельской местности? Да и в целом их «неперспективные» земляки могут засомневаться: уйдет из деревни «штаб», а с ним, глядишь, и те небольшие денежки, что прежде перепадали на благоустройство, дороги и пр.

- Все-таки не стоит путать процесс укрупнения с построением коммунизма в отдельно взятом муниципалитете, когда каждому по потребности. У проекта более скромные задачи: сделать управление и самоуправление более рациональным и продуктивным. Совсем безболезненным и благостным это занятие быть, естественно, не может, поскольку неизбежно задевает интересы людей и конкретных населенных пунктов. Но свести издержки к минимуму, а преимущества — наоборот, можно и нужно. По поводу денег. Здесь, видимо, стоит повториться. В малолюдных сельсоветах их не то что немного, а вовсе нет. Об одной из причин этого мы уже говорили — практически все выделяемые из бюджета деньги идут на содержание аппарата, на зарплату сотрудников муниципального образования. Оставшихся хватает разве что на ремонт собственного здания местного самоуправления. Вторая причина — та самая «неперспективность», о которой вы говорили. При существующем раскладе она может только усугубиться, поскольку никаких импульсов к развитию, изменению обстановки на данной территории возникнуть не может.

- Но ведь не факт, что эти импульсы возникнут после укрупнения. У нового «центра» свои заботы, да и вообще, как известно, своя рубашка ближе к телу.

- Ну, во-первых, «рубашка», хотя и более просторная, все равно будет своей, и отвечать придется сполна за все, что войдет в новые границы. Во-вторых, то, о чем вы говорили: деньги, сэкономленные на реорганизации из «старого-нового» муниципального образования, никуда не уйдут. Они просто перестанут «проедаться». В-третьих, поскольку предполагается не механическое объединение, а продуманное, с учетом использования потенциала развития «столичных» образований, с учетом возможностей инвесторов, этих денег (а значит, и возможностей) станет со временем больше, и вместо семи самодостаточных образований на область появятся, скажем, 70. Разумеется, глупо было бы предрекать всем «упраздняемым» светлое будущее и невиданный расцвет. В отдельных деревнях процесс угасания уже ничем не остановить, но у многих шансы еще есть, и использовать их надо по максимуму.

- В принципе все это понятно и ожидаемо. Когда число сельских жителей идет на убыль, где-то обязательно назреет момент принятия решения о реорганизации. Число «управленцев» не должно приближаться к числу «управляемых». С другой стороны, вы правы, у более крупных и сильных образований объективно больше возможностей для развития и разного рода начинаний. Но практика показывает: нет такого плана, который бы нашел свое воплощение на российской земле без изъятий. Особенно на селе. Вот мы говорим про «сильный центр», или на современный манер — точка роста. Много ли у нас таких?

- То есть хватит ли для всех «объединяемых»?

- Да нет. Ясно, что не хватит. Что делать тем, кому не повезет? Скажут: мало того, что «разжаловали», так еще и с «паровозом» не вышло толку — не тянет.

- Таким будет помогать бюджет. Мы и прежде старались поддержать людей, волей обстоятельств оказавшихся на периферии. Многое в водо-, газоснабжении, дорожном строительстве делали и делаем сами; дополнительное ускорение в этом плане придали национальные проекты. Ну а теперь будем заниматься этим прицельно. Тем, чей орган власти переместится в другое село, как минимум, не должно быть хуже, чем прежде. Поэтому в ходе подготовки к реорганизации на всех «этажах» власти надо посмотреть, что можно и нужно сделать в конкретных селах, чтобы у жителей не появилось чувство покинутости. С транспортом помочь, подвозкой товаров первой необходимости, какими-то другими проблемами.

Вообще поставлена задача — разработать совместную программу по каждому району на период до 2020 года по оказанию содействия в решении ряда вопросов: привлечению инвесторов, размещению производственных объектов, осуществлению других мер, которые позволят увеличить доходы местных бюджетов вновь образуемых муниципальных образований. То есть уверенно можно сказать: бояться преобразований людям не стоит.

- В какие сроки предполагается осуществить реорганизацию муниципальных образований? И на какие цифры предполагаете в итоге выйти?

- Мы основательно занимались изучением вариантов, выслушали все предложения с мест. И пришли к выводу, что оптимальным будет объединение 2-3 муниципальных образований в существующих границах с населением до 1000 человек. Всего в области таких (сельских и городских) 507. Если преобразование произойдет так, как мы предполагаем, останется 271. По срокам. Опять же если все пойдет по плану, преобразование должно завершиться к 1 января 2009 года.

- Вы говорите, что в результате укрупнения будет получена большая экономия, но ведь и потратиться, особенно на первом этапе, придется изрядно.

- Вы правы, объем работы и, соответственно, расходов достаточно велик. Ведь предстоит провести выборы глав и представительных органов, выплатить выходные пособия тем, кто будет сокращен, внести все необходимые изменения в многочисленные документы, связанные с установлением границ, ведением реестров и т. д. Но делать это надо, поскольку преобразование не чей-то каприз, а назревшая необходимость.

- Александр Сергеевич, мне довелось ознакомиться с планом работ по преобразованию. В принципе впечатляет, все расписано в деталях, учтены все мелочи. Вплоть до изготовления новых печатей и штампов. Но вы же знаете, что у нас по писаному обычно не идет. Недаром же в таком ходу выражение Черномырдина: хотели как лучше...

- Тут надо различать две вещи — качество подготовительной работы, «бумажную» ее часть и сам процесс переустройства. Первое относительно просто, просчитать можно все до копейки, с остальным сложнее, реакцию людей не просчитаешь. Ведь наряду с реальными аргументами и контраргументами в пользу того или иного варианта («кого к кому присоединять») существует и великое множество психологических моментов — чьих-то настроений, ожиданий, амбиций. Поэтому крайне важен как раз этот момент — чтобы эмоции, если таковые возникнут, работали на поиск оптимума. А мы со своей стороны постараемся учесть все то здравое, что будет предложено в ходе подготовки к старту. Этой же цели, кстати, будут способствовать так называемые пилотные варианты, которые, опережая общий процесс, будут реализовываться в каждом районе. На их примере можно будет отработать все типичные препятствия и недоразумения, которые могут возникнуть в ходе преобразования. И, пользуясь случаем, обращаюсь к читателям «Курской правды»: давайте подумаем, как все сделать по уму. Пишите, звоните, предлагайте.

Евгений Котяев

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Спецпроект



Спецпроект

Социальные сети


Instagram

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2019, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 2 240
Вчера: 5 416
Всего: 10 410 805