В августе страна отмечает 75-летие победы в Курской битве. Что для вас означает это словосочетание «Курская битва»?
Выберите вариант ответа!


Результаты опроса

«Угас, как светоч, дивный гений»…

Номера 2017 года  :  № 15  :  История10 февраля 2017ПечатьОтзывы

Сколько бы ни приходилось бывать в последней петербургской квартире Александра Сергеевича Пушкина на набережной реки Мойки 12, где, кажется, все тебе уже доподлинно известно, все равно всякий раз волнуешься, испытываешь чувство тревоги и печали. Вот лестница, по которой смертельно раненного Пушкина нес Никита Козлов, безгранично любивший своего барина. Вот дверь, ведущая на половину барышень Гончаровых. А вот и кабинет, где поэт провел два последних мучительных дня своей жизни…

В доме княгини Софьи Волконской (сестры декабриста Сергея Волконского) на набережной реки Мойки семья Александра Сергеевича снимала квартиру всего несколько месяцев – с сентября 1836 года. В кабинете – подлинные вещи поэта: письменный стол, вольтеровское кресло, которое он очень любил, чернильница с арапчонком, подаренная ему на Новый 1832 год другом – Павлом Нащокиным. Дорожный ларец, конторка, трости, курительная трубка – все напоминает о жизни, о присутствии здесь их хозяина.

Кабинет А. С. Пушкина. Друзья поэта – книги
Кабинет А. С. Пушкина. Друзья поэта – книги

Но… взгляд падает на диван (тоже подлинный), на котором поэт умер 29 января 1837 года, и словно слышишь его негромкие слова, обращенные к книгам: «Прощайте, друзья»…

«Я вас любил так искренно, так нежно,/Как дай вам бог любимой быть другим…», – неожиданно громкий голос, с акцентом произнесший эти всемирно известные пушкинские строки, заставил меня вздрогнуть. Из соседнего зала в кабинет поэта входят несколько юношей-вьетнамцев. Это курсанты Петербургской военно-космической академии пришли к Пушкину.

Экскурсовод спросила, знают ли они поэзию Александра Сергеевича, и они свои познания продемонстрировали тотчас: «Пред ней задумчиво стою,/Свести очей с нее нет силы;/И говорю ей: как вы милы!/И мыслю: как тебя люблю!», – читает уже другой юноша и тут же комментирует: «Это он написал красавице!».

– Да, стихотворение «Ты и вы» посвящено Анне Алексеевне Олениной, – объясняет экскурсовод. – В разговоре с Пушкиным она нечаянно сказала ему «ты» вместо принятого «вы», и в следующее воскресенье он привез ей вот эти стихи.

– Он сватался к этой красавице, но она – не жена, – старается на равных участвовать в литературном диалоге вьетнамский юноша.

…Экскурсанты проходят далее. Смотришь им вслед и искренне радуешься тому, что иностранцы с таким интересом изучают жизнь и творчество первого поэта России.

«Никто не заменит Пушкина. Только однажды дается стране воспроизвести человека, который в такой высшей степени соединяет в себе столь различные качества… Без Пушкина России нет», – говорил польский поэт Адам Мицкевич. Но и сам Пушкин высоко ценил Мицкевича: «Какой гений! Какой священный огонь!».

Александру Сергеевичу судьба даровала многое: доблестных предков, удивительную няню – «подругу дней моих суровых», искренне любящих женщин, великих педагогов, преданных друзей… Не исключено, что пылкий Пушкин, воспевавший свободу, высоко ценивший узы дружбы, тоже непременно вступил бы в общество декабристов. Друзья всячески пытались оградить его от участия в нем, стараясь «сохранить поэта для славы России». Пушкин не был на Сенатской площади (хотя очень стремился туда попасть) 14 декабря 1825 года и тем самым, возможно, избежал ссылки в Сибирь, куда были отправлены его «друг бесценный» Пущин, лицейский товарищ Кюхельбекер…

Но даже такие расстояния не могли разъединить духовно близких друзей. Мысленно они были вместе. В этом им помогал директор Лицея Егор Антонович Энгельгардт, переправлявший своим воспитанникам письма родных и, конечно же, произведения Пушкина:

Бог в помощь вам, друзья мои,

В заботах жизни, царской службы,

И на пирах разгульной дружбы,

И в сладких таинствах любви!

Бог в помощь вам, друзья мои,

И в счастье, и в житейском горе,

В стране чужой, в пустынном море

И в темных пропастях земли!

В своих воспоминаниях Иван Пущин пишет, что эти стихи – «19-го октября 1827 года» – доставили друзьям в тюрьме самые сладостные минуты: «В эту годовщину в кругу товарищей-друзей Пушкин вспомнил меня и Вильгельма, заживо погребенных, которых они недосчитывали на лицейской сходке. …Впоследствии узнал я об его женитьбе и камер-юнкерстве; и то и другое как-то худо укладывалось во мне: я не умел представить себе Пушкина семьянином и царедворцем…Все это вместе, по моим понятиям об нем, не обещало упрочить его счастие».

Был ли Пушкин, с такой настойчивостью добивавшийся руки красавицы Натальи Гончаровой, счастлив? «Милый мой, расскажу тебе все, что у меня на душе; грустно, тоска, тоска, – пишет он в августе 1830 года своему другу, поэту, профессору российской словесности Петру Плетневу. – Дела будущей тещи моей расстроены. Свадьба моя отлагается день ото дня далее. Между тем я хладею, думаю о заботах женатого человека, о прелести холостой жизни… Размолвки, колкие обиняки, ненадежные примирения… Осень подходит. Это любимое мое время – пора моих литературных трудов настает, – а я должен хлопотать о свадьбе, которую сыграем бог весть когда. Еду в деревню. Буду ли там иметь время заниматься, и душевное спокойствие, без которого ничего не произведешь... Черт меня догадал бредить о щастии, как будто я для него создан…».

Памятный знак на месте дуэли А. С. Пушкина
Памятный знак на месте дуэли А. С. Пушкина

«В тридцать лет люди обыкновенно женятся – а я поступаю как люди и, вероятно, не буду раскаиваться, – пишет Пушкин своему другу Николаю Кривцову. – К тому же женюсь без упоения и ребяческого очарования».

Но уже в феврале 1831 года безгранично влюбленный в свою мадонну Пушкин, который, по определению его младшего брата Левушки, «очарован, совсем огончарован», скажет, что он женат и счастлив. Несколько позднее читаем в его письме Нащокину: « Семейство мое растет, шумит около меня. Теперь, кажется, и на жизнь нечего роптать, и старости нечего бояться. Холостяку на свете скучно: ему досадно видеть новые, молодые поколения; один отец семейства смотрит без зависти на молодость, его окружающую. Из этого следует, что мы хорошо сделали, что женились».

А еще через три года Пушкин скажет: «На свете счастья нет, но есть покой и воля…». И будет мечтать о побеге «…в обитель дальную трудов и чистых нег». «Обитель дальная» – это, конечно же, Михайловское, Тригорское – нынешнее Пушкиногорье. Бывая в этих местах и любуясь дивной красотой здешней природы, озерами, воспетой поэтом рекой Соротью, понимаешь, почему Пушкин так любил этот псковский край. Здесь все было для него трогательным: и «ветхая лачужка», и «добрая подружка» юности Арина Родионовна, и милые тригорские соседи. Здесь молодой поэт даже «изгнанником» был счастлив.

И когда в середине 30-х годов в Петербурге над Пушкиным тучи сгустились настолько, что сделали его жизнь практически беспросветной, душа его, конечно же, стремилась туда, где ее когда-то заполняло солнце. В Михайловском Пушкин поселиться не мог: дедовское имение теперь принадлежало его старшей сестре – Ольге Павлищевой. Он просит свою добрую соседку Прасковью Александровну Осипову похлопотать, подыскать для него недорогую усадьбу.

Мечте, которую лелеял Пушкин, не было суждено осуществиться. На отъезд в деревню поэт не получил высочайшего соизволения императора Николая I, желавшего, чтобы Наталья Николаевна непременно танцевала на балах в Аничковом дворце, да и самой ей совсем не хотелось покидать столицу. А в свете продолжали травить Пушкина, «…злобно гнали его свободный, смелый дар». Он оказался в ситуации, когда «некому руку подать в минуты душевной невзгоды». Пушкин, всегда окруженный друзьями, поклонниками и поклонницами, в это мучительное для него время был одинок, не имел крепкого тыла ни в обществе, ни в семье.

Тяжелое финансовое положение семьи и необходимость просить в долг; унизительное для поэта производство в камер-юнкеры и связанная с этим обязанность бывать на официальных церемониях при дворе; отсутствие свободы и невозможность отъезда из Петербурга; борьба с цензурой и неудача в издательской деятельности – все это тяжким бременем ложилось на его тонкую, ранимую душу. Лишалась свободы мысль – для Пушкина это было подобие физической смерти.

Некоторые современники Пушкина отмечали его «вещее предвидение своей судьбы. Он прямо говорил, что ему, вероятно, придется погибнуть на поединке». Как известно, у Пушкина был давний конфликт с Федором Толстым-Американцем, заядлым дуэлянтом. Когда в Тригорском они с Алексеем Вульфом соревновались в меткости, стреляя в укрепленную над воротами звезду, он говорил своему приятелю, имея в виду Толстого: «Этот меня не убьет, а убьет белокурый, так колдунья напророчила».

Еще Пушкину-юноше судьбу предсказывала петербургская гадалка Кирхгоф. Она, в частности, сказала ему, что он прославится и будет кумиром соотечественников, дважды подвергнется ссылке. Проживет долгую жизнь, если на 37-м году не случится с ним какой беды от белой лошади, белой головы или белого человека. Веривший в приметы поэт об этом гадании помнил всю жизнь, тем более что предсказания постепенно сбывались. И любая неприятность очень огорчала. Неприятно поразили Пушкина упавший крест с аналоя во время венчания и упавшее на пол его обручальное кольцо.

Исследователи творчества поэта нередко задаются вопросом: как сложилась бы его судьба, если бы не роковая женитьба? Его с трудом представляли семьянином даже самые близкие люди – тот же Пущин, как мы уже знаем. Но почему? Понятие семьи для Пушкина всегда было свято. Он был хорошим сыном, мужем и отцом. С ангельским терпением относился даже к своей взбалмошной теще.

О том, что семейные ценности – не пустой звук, свидетельствует и письмо 26-летнего Пушкина к Анне Керн, жаловавшейся на своего старого сердитого мужа: «…Я не собираюсь читать вам нравоучения, но все же следует уважать мужа… Постарайтесь хоть сколько-нибудь наладить отношения с г-ном Керном. Простите, божественная, что я откровенно высказываю вам то, что думаю: это – доказательство истинного моего к вам участия. …Будьте уверены, что я не из тех, кто никогда не посоветует решительных мер – иногда это неизбежно, но раньше надо хорошенько подумать и не создавать скандала без надобности».

Честь своей семьи Пушкин защитил ценой собственной жизни. О последних годах и даже днях его написано много. Книга известного ученого, филолога и историка, Павла Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина» появилась одной из первых – в 1916 году и впоследствии переиздавалась еще несколько раз. В ней впервые анализировались документальные материалы (в частности, дневник Алексея Вульфа), связанные с именем Пушкина. К 150-летию трагических событий книгу вновь решено было переиздать.

Некоторые известные советские писатели предприняли попытку предотвратить это переиздание, считая, что литературоведческий труд Щеголева – «заслуживающий уважения за свою фактологию, но далеко не бесспорный по своим личностным концепциям». Щеголева упрекали в «чрезвычайно субъективном взгляде на семейные отношения Пушкиных», в том, что брошена тень на «женскую честь Натальи Николаевны». Книга все-таки была переиздана. И известный филолог (кстати, наш земляк – курянин) Олег Проскурин отметил, что труду Щеголева «суждена долгая жизнь».

Бесспорно, только один Пушкин доподлинно знал все обстоятельства последних лет его жизни, и только он имел право судить или оправдывать ту, честь которой шел защищать у барьера, стрелялся с тем, чье «пустое сердце бьется ровно», с тем, который не понимал «в сей миг кровавый, на что он руку поднимал…». В своем знаменитом стихотворении «Смерть поэта» 23-летний Лермонтов выразил неизбывную боль и праведный гнев всех россиян, представителей самых разных сословий.

Что же касается исследований Щеголева, поступать с книгами едва ли не по-фамусовски, наверное, неправомерно. Ведь издаются же воспоминания Александры Араповой (дочери Натальи Гончаровой от брака с Петром Ланским), в которых она, обеляя мать, пытается в довольно неприглядном свете выставить Пушкина, что в свое время вызвало глубокие возмущения Анны Ахматовой.

Просто Пушкин настолько многогранен, что исследователи его жизненного и творческого пути еще долго будут спорить, делая для себя все новые открытия. По мнению Белинского, «Пушкин принадлежит к вечно живущим и движущимся явлениям, не останавливающимся на той точке, на которой застала их смерть, но продолжающим развиваться в сознании общества. Каждая эпоха произносит о них свое суждение, и как бы ни верно поняла она их, но всегда оставит следующей за нею эпохе сказать что-нибудь новое и более верное».

Анна БЕЛУНОВА, фото автора

Отзывы читателей (1)
11 февраля
2017, 01:00

Чигарев Валентин Васильевич

e-mail: chigarev.38@mail.ru, город: Химки Моск. обл.

У Уважаемая Анна!
Очарован, как Пушкин, вашей своевременной статьёй "Угас как светоч, дивный гений". Он, за несколько часов до дуэли, написал детской писательнице А.С. Ишимовой " Сегодня я нечаянно открыл Вашу "Историю в рассказах" и поневоле зачитался. Вот как надобно писать!" Мне хотелось бы Вам сказать такие же слова.
А сможете в таком же духе написать о Высоцком к его юбилею? Есть материалы. Жду ответа.
С пенсионерским приветом! В.В.Ч.

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2018, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 91
Вчера: 2 871
Всего: 9 449 299