Острое жало ближнего

Номера 2018 года  :  № 13  :  Общество6 февраля 2018ПечатьОтзывы

Случаются в истории события, которые многие десятилетия не перестают будоражить умы и сердца человечества. К таковым относится и Великая Отечественная война. В те огненные годы плечом к плечу Родину защищали мужчины, женщины и даже подростки…

Сегодня старшее поколение (порой уже просто в силу привычки) ворчит на молодежь: вот, дескать, если б, не дай Бог, на ее долю выпала такая беда, не справилась бы она с ней. Молодежь во все времена была разной. И в годы немецкой оккупации вчерашние школьники уходили в партизаны, но были и такие, которые шли на службу к фашистам. Хотя все они учились в одной советской школе, у одних и тех же преподавателей, по одним учебникам истории. Значит, камень преткновения чаще всего в семье? Каким воздухом напоен родительский дом, чем дышит ребенок в нем – таким он и вырастает: либо патриотом, либо рабом денег, за которые недорого продаст и самое дорогое. С этим мы нередко встречаемся и в повседневной жизни.

Много лет назад в редакцию пришло письмо, в котором ветеран Великой Отечественной войны с горечью рассказывал о том, как он выставил за дверь сына своего соседа – моряка дальнего плавания: «Представляете, этот Борька, получивший бесплатное образование в своей стране, теперь хвастливо рассказывает о том, что «ходит по заграницам и набивает карманы деньгами». Да пусть богатеет! Но он заявил мне, человеку, прошедшему огненные дороги, не однажды раненному, что готов ходить под любым флагом: где больше заплатят – там и Родина».

Это была середина девяностых годов. Вроде бы еще не успело вырасти поколение, получившее определение «потерянного». Но семена с гнильцой, видимо, заложены были гораздо раньше. А во время командировки по письму выяснилось, что, в общем-то, ничего непредсказуемого в этой истории нет. Как говорится, яблочко от яблоньки…

Родитель Бориса, бывший колхозный объездчик, «уволенный с должности» по причине беспробудного пьянства, теперь занимался тем, что гнал самогон на продажу. Изрядно заложив за воротник, он выходил на сельскую улицу, давая волю накопившейся желчи, изливая ее на людей, коих и ногтя не стоил: «Ишь, сами себе руки-ноги прострелили, а теперь пенсию получают – инвалиды войны!».

Самое обидное в данной ситуации было то, что фронтовики, не единожды рисковавшие собой во имя свободной мирной жизни будущих поколений, включая и этого мордоворота, теперь, когда стали пожилыми людьми, оказались беззащитными.

Эта давняя история вспомнилась мне, когда в редакцию «Курской правды» пришло письмо от рылянки Марии Алексеевны Романовой:

«… Мой покойный муж Григорий Степанович Романов после освобождения Рыльского района от немцев в 1943 году был призван в ряды Красной армии и воевал в танковых войсках до Победы. Имеет награды. Домой вернулся только в 1950 году.

Сразу по возвращении его пригласили работать в рыльское райфо. Он окончил месячные курсы «на отлично» и был инспектором на три сельсовета. А когда мы из села Дурово переехали на постоянное место жительства на хутор Фонов, стал работать шофером на учхозе Рыльского совхоза-техникума.

Три года назад мой Григорий Степанович умер. Но еще при его жизни наша соседка Валентина Ларина стала распространять ложные слухи, будто бы во время войны он был полицаем и служил немцам. Я возмущена такой клеветой. Мы с мужем вырастили троих сыновей. Все они получили высшее образование. Младший – Александр – работал в правоохранительных органах. Когда был школьником, его посылали в пионерский лагерь «Артек». Да если бы его отец был полицаем, разве сыну оказывали бы такое внимание?

И сама я всю жизнь честно трудилась, возглавляла свекловичное звено – стахановкой была. Имею награды. В сентябре, если доживу, мне будет 90 лет. И каково это мне на старости выслушивать такие глупости от соседки?! Я не думаю, что ей кто-то верит: нашу семью здесь хорошо знают. Но мне очень обидно. От такой клеветы просто сердце разрывается… Прошу вас провести журналистское расследование и результаты опубликовать в газете «Курская правда».

Мария Алексеевна приходит сюда часто…
Мария Алексеевна приходит сюда часто…

Конечно, проще всего было бы написать Марии Алексеевне, чтобы она не обращала внимания на злобный выпад соседки и спокойно жила дальше. Но наивно полагать, что это успокоило бы женщину. Есть люди, для которых, в отличие от того же алчного моряка Борьки, честь – превыше всего. Вспомним, как русские дворяне отстаивали свое честное имя на дуэли под дулом пистолета. А иное слово, падающее камнем клеветнического обвинения, может ранить сильнее оружия. И неважно, каково социальное происхождение и положение человека. Понятие о чести – тоже своего рода дар, которым природа наделяет не каждого. Напрочь лишенный его как раз и озабочен тем, как бы больнее ужалить ближнего…

На заснеженном хуторе Фонове одинокий прохожий объяснил мне, как найти дом Романовых. Во дворе на мое появление «охранник» его реагирует громким лаем.

– Помолчи, Степа, – ласково говорит ему хозяйка и, уже обращаясь ко мне, добавляет: – Собака да куры – вот и все мое нынешнее хозяйство. А когда-то мы с Гришей по две коровы держали, поросят, много разной птицы…

В доме Марии Алексеевны тепло и уютно.

– Кто вам помогает убирать?..

– Все сама делаю. Теперь это несложно: газ в доме, вода – тоже. У меня еще и огорода 15 соток.

– Тоже сами обрабатываете?

– Сажать и копать картошку помогают дети, а пропалываю все сама. Я счастливая: у меня прекрасные сыновья, замечательные невестки, трое внуков и уже трое правнуков. Да вот только живут все далеко: одни в Москве, другие в Орле, а третьи в Керчи. Зовут к себе жить, да я не соглашаюсь.

– Почему?

– Что ж я буду там сидеть, как воробушек в клетке? А тут у меня – простор. И потом: как же я Гришу своего одного оставлю?..

Видимо, ради того, чтобы я ни на йоту не сомневалась, что Григорий Степанович действительно защищал родину в годы войны, Мария Алексеевна предлагает мне пройти на сельское кладбище, где установлен ему памятник, изготовленный «по заказу военкомата». Накануне ночью был сильный снегопад. Дорога не расчищена. Понимая, как нелегко идти по ней пожилой женщине, я предлагаю:

– Давайте я пойду впереди…

– Что ты, милая! – останавливает она меня. – Я же в валенках – вот и протопчу дорожку.

К нам присоединяется мужчина, которого Мария Алексеевна называет Никой – муж племянницы Григория Степановича, Никита Воробьев. Он регулярно «проведывает бабушку», привозит ей из Рыльска продукты.

– Был хозяин дома молодым и сильным, помогал соседям, так ни у кого не возникало желания его полицаем обозвать, а как постарел да ослабел, так, стало быть, решили, что можно ни за что обидеть человека, – говорит Никита Александрович.

– Когда Валентина назвала его полицаем, Гриша как раз после операции был. Услышал он это и… заплакал, – по лицу самой Марии Алексеевны ручьем текут слезы…

И в районном Совете ветеранов, и в рыльском военкомате подтвердили, что Григорий Степанович Романов – участник Великой Отечественной войны.

– В действующей армии он находился с 1943 по 1945 год, а вообще служил до 1950 года, – подчеркнула помощник начальника отделения планирования, предназначения, подготовки и учета мобилизационных ресурсов военкомата Людмила Мижулина.

Сержант Романов, как записано в его военном билете, был механиком-водителем в составе «экипажа средних танков». До мая сорок пятого он находился «в составе 922 самоходного артиллерийского полка», в апреле 1944 года «переформированного из 34 танкового полка». С 1 мая 1945 года Григорий Романов – в 244 учебном танковом полку. Был награжден медалью «За победу над Германией», орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями. К сожалению, более обширных сведений о боевом пути Григория Степановича Романова раздобыть не удалось, а награды его, по словам Марии Алексеевны, она передала детям на хранение: «Вдруг неожиданно умру, а их украдут».

Впрочем, важен сам по себе факт: человек, которого оскорбили, назвав полицаем, отдал ратной службе 7 лет. Мария Алексеевна с гордостью показывает мне фотографии, на которых ее муж с однополчанами и на праздновании Дня Победы в Рыльске, в кругу ветеранов.

– Его всегда и на праздничный обед приглашали, – добавляет она.

По ее просьбе мы едем в Пригородненский сельсовет, на территории которого расположен хутор Фонов.

– Золотой вы наш человек! – встречает ее сотрудник администрации муниципального образования Марина Давыдова.

Самые положительные отзывы о семье Романовых дают исполняющая обязанности главы сельсовета Ольга Пупкова, подчеркнувшая, что они каждый год поздравляли Григория Романова с Днем Победы, а также заведующая Пригородненским ФАПом Анна Глущенко, много лет оказывавшая медицинскую помощь «дедушке», а сегодня и «бабушка» – ее постоянная пациентка.

Когда мы возвращались на хутор, Мария Алексеевна, плача и улыбаясь одновременно, говорила мне:

– Милая, я так довольна, что ты убедилась: мой Гриша – человек достойный был. Так пусть все узнают об этом через газету.

Конечно же, побывав на хуторе, нельзя было обойти стороной дом соседей Романовых – Лариных. Калитка была заперта, но мы достучались. Вышли супруги: Анатолий Дмитриевич и Валентина Егоровна. Они и значительно моложе Марии Алексеевны, и энергии у них побольше.

– Это не я придумала, – с ходу ответила соседка на вопрос, называла ли она Григория Степановича полицаем. – Что на базаре услышала, то и передала.

– Зачем вы «передали»? Разве не предполагали, что ваши слова могут глубоко обидеть человека?

– А она сказала, что я трубы украл, – закричал вдруг Анатолий Дмитриевич, указывая на Марию Алексеевну.

Между соседями началась перепалка, верх в которой, бесспорно, одерживали громкоголосые супруги.

– Может быть, вы бы извинились за свои обидные слова перед Марией Алексеевной, – предложила я Валентине Егоровне.

В ответ услышала:

– Да пошла она!..

Ларины скрылись за воротами своего дома, а Мария Алексеевна расплакалась еще больше:

– Как больно ужалила! А главное – за что? Мы же к ним всегда с добром…

По разным причинам жалит ближний ближнего: одни из трусости, другие из зависти, а третьи – потому, что просто озабочены, в кого бы воткнуть свое острое жало. Но злоба, как известно, имеет эффект бумеранга: посланная тобой к тебе же и возвращается. К тому же всем «жалящим» неплохо бы помнить, что за клевету предусмотрена уголовная ответственность.

А что касается честного имени человека, то «не пристанет к чистым грязь, как ты их не пачкай». Скорее, собственной грязью сам же и замараешься.

Этот портрет Григория Степановича в колонне Бессмертного полка несут его правнуки
Этот портрет Григория Степановича в колонне Бессмертного полка несут его правнуки

Анна БЕЛУНОВА, фото автора

Отзывы читателей (1)
8 февраля
2018, 17:42

Александра

Низкий поклон Марии Алексеевне, что с честью хранит память своего мужа — ветерана войны. На плечах таких женщин и держится слава земли русской. Неважно, какой национальности — в любом краю нашей необъятной страны они, испокон веков и поныне, труженицы- помощницы мужьям, воспитатели детям, хранительницы домашних очагов. И глупая ложь языкатых соседей остро ранит порядочного человека. Общество должно и может защитить достоинство ветерана.
Не склоняйте головы, Мария Алексеевна! Пусть вашим соседям будет стыдно. А вами мы гордимся.

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Спецпроект



Спецпроект

Социальные сети


Instagram

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2019, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 216
Вчера: 4 751
Всего: 10 569 261