В августе страна отмечает 75-летие победы в Курской битве. Что для вас означает это словосочетание «Курская битва»?
Выберите вариант ответа!


Результаты опроса

У каждого свой Чернобыль

Новости 2018 года  :  Общество7 мая 2018, 10:06ПечатьОтзывы

Нам теперь никогда не отмыться

От Чернобыльской рыжей «чумы»,

И, поверьте, так часто нам снится

Рыжий дым из помятой трубы…

Владимир Екимов – участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
Владимир Екимов – участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС

Авария 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС – широко известный факт. Труднее разобраться с причинами, процессом и последствиями. Об этом много сказано и написано людьми разного ранга и разного отношения к делу…

Ясно одно, что из 110 версий этого печального события 20-го века, по крайней мере, две имеют право на признание, как факт. Одна из них, как представляется, наиболее правдива и самодостаточна.

Суть её сводится к тому, что в ночь на 26 апреля 1986 года персонал 4-го блока ЧАЭС в процессе подготовки и проведения электротехнических испытаний шесть раз грубо нарушил регламент, то есть правила безопасной эксплуатации реактора.

Причём в шестой раз так грубо, что грубее и не бывает – вывел из его активной зоны не менее 204 управляющих стержней из 211 штатных (более 96 процентов). В то время, как регламент требовал: «При снижении оперативного запаса реактивности до 15 стержней реактор должен быть немедленно заглушен».

А до этого отключили почти все средства аварийной защиты. Тогда, как по регламенту: «Во всех случаях запрещается вмешиваться в работу защиты, автоматики и блокировок, кроме случаев их неисправности...».

26 апреля 1986 года операторы в этом самом зале реактора №4 на Чернобыльской АЭС совершили смертельную серию ошибок во время испытания аппаратуры.
26 апреля 1986 года операторы в этом самом зале реактора №4 на Чернобыльской АЭС совершили смертельную серию ошибок во время испытания аппаратуры.

В результате этих действий реактор попал в неуправляемое состояние — в нём началась неуправляемая цепная реакция, которая закончилась тепловым взрывом реактора.

Также отмечались «небрежность в управлении реакторной установкой», недостаточное понимание «персоналом особенностей протекания технологических процессов в ядерном реакторе» и потерю персоналом «чувства опасности»…

Последствия ужасны – борьба с пожаром и «усмирение» остатков активной зоны реактора: погибло свыше 30 человек… Затем трёхдневная эвакуация людей из 30 км зоны, постановление правительства СССР о ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС…

С 1986 по 1990 годы участие в «ликвидации» только со стороны Российской Федерации приняли свыше 300 тысяч человек… В том числе и 3,5 тысячи курских «ликвидаторов». Каждый из них получил свою дозу радиации.

В день катастрофы ничего не подозревающие дети играли в этой комнате, на следующий день их эвакуировали, а любимые куклы и игрушки остались.
В день катастрофы ничего не подозревающие дети играли в этой комнате, на следующий день их эвакуировали, а любимые куклы и игрушки остались.

У каждого из ликвидаторов свой Чернобыль. Своё время, своя работа – по специальности, не по специальности. Но беда и опасность одна на всех – радиация. Ничто так скрытно, длительно, коварно и губительно не действует на человека, как радиация. Она – невидимый и жестокий враг.

И доза радиоактивного облучения, полученная каждым ликвидатором – разная, в зависимости от величины радиационного загрязнения, условий работы, степени индивидуальной защиты и времени пребывания на заражённой территории.

Зная степень опасности, только мужественные люди, с самосознанием высокого патриотизма, могли ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской АЭС, но она своим чёрным дыханием крепко задела их здоровье.

Большинство «ликвидаторов» получили дозу от 5 до 100 бэр, примерно процентов 10 – от 100 до 200 бэр, около 5 процентов – свыше этого. Потом, со временем, истории ликвидаторов начинают повторяться: их равняют болезни и смерть. Живым и жить, и помнить это надо. Строже и компетентнее надо обращаться с «мирным атомом»…

Припять – город призрак…
Припять – город призрак…

Вот характерный пример из жизни «ликвидаторов». Нас было пятеро — офицеры вооружённых сил разных родов войск. Места службы – Москва, Дзержинск Горьковской области, Тюмень, Гурьев и Джезказган Казахской ССР.

Судьба нас свела в Чернобыле через год после аварии на АЭС. Там же в Чернобыле мы жили два с лишним месяца, а работали на АЭС и в Зоне отчуждения. Нас определили на службу в отдел радиационной разведки и дозиметрического контроля штаба оперативной группы Гражданской Обороны СССР.

И мы, в течение двух с лишним месяцев совместно с бойцами приданного нам батальона радиационной и химической разведки обследовали все загрязнённые территории: на АЭС, в промышленной зоне, вокруг АЭС – 5-ти, 10-ти, 30-ти километровые зоны, измеряя радиацию, собирая данные о ней для принятия решений правительственной комиссией, работавшей в Чернобыле.

От этих решений зависело здоровье и жизни многих тысяч тех храбрецов, кто шёл за нами в радиоактивный ад…

Сегодня нас осталось – трое. Двое из нас, самый молодой, капитан второго ранга Царенко Владимир Иванович из Гурьева и самый опытный – полковник Татарников Валерий Петрович – умерли.

Парк развлечений в Припяти стал приманкой для туристов, которых становится все больше и больше.
Парк развлечений в Припяти стал приманкой для туристов, которых становится все больше и больше.

Слава им и вечная память. Остальные больны, каждый по-своему… И горькие травы, и горькие слёзы, и горькие стихи… Горек хлеб Чернобыля…Тем более горько сознавать, что часть бывшего СССР – Украина открыто обвиняет русских в Чернобыльской трагедии.

В ликвидации последствий этой аварии принимали участие практически все народы нашего государства. На остатках трагедии теперь некоторые предприимчивые украинцы организовали туристские и прочие маршруты, и зарабатывают валюту, приглашая богатых европейцев посетить то, что осталось от радиоактивного ада.

При этом никто из них уже и не вспоминает сколько жертв и трудов потребовалось для ликвидации радиационных последствий… Но об этом безмолвно напоминает город-призрак – Припять.

Эхо Чернобыля

Носит эхо Чернобыля стоны

Сквозь дома и пустые прогоны,

Ему вторит, страдая, земля –

Города, деревеньки, поля…

Ветер мечется в окнах разбитых,

Воет волком в домах позабытых,

Ищет место себе тридцать лет,

Только города Припяти – нет!

От АЭС, как лучи Прометея,

Ликвидаторы, быстро старея,

Унесли свою порцию горя,

Не кляня и с судьбою не споря.

Горе мается мыслью избитой:

Мол, ещё ничего не забыто…

Вот и станция – доблести флаг,

Знак «заражено» и «саркофаг».

Но природа глаголет нам что-то,

Мы летим – понимать неохота,

А в глазах пестрота вариаций –

Не до прошлых теперь радиаций…

Владимир ЕКИМОВ – подполковник в отставке, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, зампредседателя Курского «Союза Чернобыль», член Российского союза писателей

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2018, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 360
Вчера: 3 162
Всего: 9 270 156